• Москва и обл.
  • Санкт-Петербург и обл.
  • Федеральный номер

Закон который не соответствует конституции легетивен


закон который не соответствует конституции легетивен

Вот как на это ответили для себя американцы — в своей Декларации независимости, принятой 4 июля 1776:

«Мы исходим из той самоочевидной истины, что все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются правительства, черпающие свои законные полномочия из согласия управляемых. В случае, если какая-либо форма правительства становится губительной для самих этих целей, народ имеет право изменить или упразднить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье.

О том, как Россия в 2014 году лишилась Основного закона страны

Конституция с большой и маленькой буквы

Всякое государство имеет конституцию. Слово конституция (сonstitutio), как известно, переводится с латыни как «строение, устройство, структура, состав». Всякое физическое тело, организм, растение, организация, любое государство имеет вполне определенную структуру и устройство.

Вниманиеattention
В этой статье слово «конституция» будет употребляться с маленькой буквы. Все государства имеют описание своего устройства. Оно изложено в указах, законах, постановлениях, грамотах, рескриптах, пожалованиях, приговорах и прочих документах, которые издает высшая власть от имени монарха, представительного органа или уполномоченных ими лиц. Россия до февраля 1917 года имела одно из самых объемных описаний своего устройства.

Оно находилось в 123 томах Полного собрания законов Российской империи.

С этой целью, основатели разработали новую схему, в соответствии с которой электорат «народа», голосуя на выборах, будет осуществлять не законодательную власть, а право «контролировать» законодателей. «Мы, народ» не будем править непосредственно; вместо этого электорат, отражающий права и интересы народа, получит право действенно «контролировать» тех, кто издает законы для народа. [Заметьте, что хотя разговоры о правлении «народа» являются в целом фикцией, разговоры о навязывании законов народу или о нарушении неотъемлемых прав человека не обязательно фиктивны.] Точно так же правительства штатов получат право «контролировать» федеральные законодательные собрания посредством сенаторов, избираемых законодательными собраниями штатов.
Я утверждаю, что если вам известно о законе только то, что он был принят с соблюдением процедурных норм, это достаточное основание ему повиноваться в системе, где существуют и действуют адекватные процедуры обеспечения справедливости. Каким образом можно опровергнуть подобное предположение по отношению к легитимной правовой системе и показать, что процедуры не сработали, и принятый закон оказался несправедливым, остается отдельным сложным вопросом, ответ на который поднимает важную и широко обсуждаемую тему гражданского неповиновения.]

Я обсуждаю легитимность в нормативном залоге, и, следовательно, мой термин нужно отличать от социологического или дескриптивного его употребления. Часто, а скорее, почти всегда, при обсуждении легитимности речь идет о том, могут ли конституция, законодательный процесс или правительство восприниматься как легитимные.

Пришел к Ельцину и говорю: «Борис Николаевич, я вас очень прошу, вставьте эту статью в проект Конституции». Он просмотрел ее: «Нет, не могу. Вы знаете, у нас все решается коллегиально. Что я сделаю – уже верстка, все есть». Я тогда вытаскиваю вторую статью.
Она пустая, но там начиналось, что «прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящего прокурора вышестоящему и генеральному прокурору». И далее написал, что генеральный прокурор назначается Советом Федерации по представлению президента, а прокуроры субъектов РФ назначаются генеральным прокурором по согласованию с субъектом Федерации. Он просмотрел ее и отвечает: «Алексей Иванович, зачем вам эта статья, она же пустая!» Я говорю: «Борис Николаевич, я это прекрасно понимаю.
Но если в Конституции будет статья, что прокуратура – это единая централизованная система, то мы сохраним ее».
Разумеется, если законодательные власти территории сначала покупают участок земли, на управление которым они претендуют, то можно говорить о том, что впоследствии согласие покупателей или арендаторов участков в этой юрисдикции будет как добровольным, так и всеобщим.

Выражаясь яснее, сама по себе низкая стоимость выхода из-под юрисдикции правовой системы не заменяет первоначального права собственности, на основании которого законный владелец ставит условием пребывания на данной территории согласие подчиняться решениям местного законодательного органа. Однако даже при изначальном наличии такого согласия, если со временем эти территории увеличат свои размеры до обычных юрисдикций, вряд ли можно будет с такой же уверенностью из нежелания граждан покидать место жительства и нести соответствующие расходы делать вывод о наличии согласия.

Важноimportant
В российской и в зарубежной науке анализу соотношения этих понятий уделено недостаточное внимание, хотя имеются отдельные исследования по данной тематике[3].

Как цель законность должна присутствовать в деятельности всех органов государства, общественных объединений, граждан. Там, где соблюдается законность, взаимодействие людей, их организации имеют прочный правовой фундамент, а в этом заинтересованы все. Законность — также правовой постулат, требование, обращенное ко всем участникам общественных, а иногда и личных отношений (например, в семье).


Как правовой режим законность утверждается в результате правовой регламентации тех отношений в обществе, которые должны быть урегулированы правовыми нормами и поддаются такому воздействию, а также реализации правовых норм на практике.

Для поддержания своей власти основанным на согласии режимам скорее всего придется субсидировать выезд за пределы структуры граждан, не согласных с правлением. И тем не менее, в реальном мире потребность в значительных денежных средствах на покупку участков естественным образом ограничит размеры подобных юрисдикций и сохранит сравнительно низкой стоимость выхода из сообщества.

Таким образом, в противовес суждениям здравого смысла и основываясь на первоначальном праве владения, единодушное согласие подчиняться законам вполне достижимо, но ценой сравнительно низкой стоимости отказа, либо вследствие отсутствия географической локализации, либо из-за небольшой территориальной протяженности юрисдикции.

В случае признания федерального закона или закона субъекта Российской Федерации либо отдельных положений указанных законов не соответствующими Конституции Российской Федерации гражданам и (или) объединениям граждан, обратившимся в Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии со статьей 96 ФКЗ, за счет средств федерального бюджета или бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации возмещаются в порядке и размерах, установленных Правительством Российской Федерации:

1) уплаченная государственная пошлина;

2) расходы на оплату услуг представителей;

3) расходы на проезд и проживание заявителей и их представителей, понесенные ими в связи с явкой в суд;

4) связанные с рассмотрением дела почтовые расходы;

5) компенсация за фактическую потерю времени.

В уголовном судопроизводстве в соответствии с п. 1 ч. 4 ст.

Этот псевдовыбор лучше всего описан поговоркой «Орел — я выиграл, решка — ты проиграл». «Орел» — ты согласен, «решка» — ты согласен, «не бросал монету» — угадайте, что теперь? — Правильно, все равно согласен. Это не настоящее согласие.

2. Подразумевает ли проживание в стране согласие с законами? — Этот аргумент заставляет многих думать, что я сражаюсь с ветряными мельницами. Никто и не утверждает, что согласие может следовать из участия в голосовании или из наличия права голоса.

[С этим я, кстати, не согласен. Многие высказывают подобные доводы — или, по крайней мере, верят в них — до тех пор, пока им не указываешь на трудности аргументации. Разумеется, нельзя привести какие-либо цитаты, ибо подобного рода споры редко происходят в печати.] Скорее, мне скажут, человек соглашается подчиняться законам страны, решив, что хочет в ней жить.

Среди этих организаций крупные работодатели, профессиональные ассоциации, организации здравоохранения, книжные клубы, церкви, мечети и синагоги, файлообменные сообщества в сети Интернет — этот бесконечный список можно продолжать — и каждая такая организация объединяет людей на основе единодушного согласия подчиняться установленным в сообществе правилам. Стоимость выхода из организации незначительна, с учетом того, что это не географические юрисдикции, и их участникам не приходится покидать свой дом, чтобы присоединиться или приостановить членство. Члены сообществ могут дать и на деле дают свое согласие на различного рода ограничения своей свободы.

Как правило, это глава государства (президент, монарх, коллегиальный глава государства, например Высший совет союза в ОАЭ), высший орган государства (правительство и др.), субъект федерации (или определенная группа субъектов федерации), группа депутатов парламента или отдельный депутат. Если в конституциях регулируются вопросы пересмотра конституции, завершающегося принятием новой конституции, то в последнем случае круг инициаторов конституционной реформы может быть еще более ограничен[4] [5].

Инициатива конституционных изменений, предложенная недолжным субъектом, не влечет за собой положительных юридических последствий: она отвергается, не доходя до следующих процедурных стадий, обсуждения в парламенте.

Известно немало примеров инициирования конституционных реформ недолжным субъектом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *